Новости системы «Лесной эталон»

В эфире РБК две правды о лесных пожарах

Журналисты РБК спросили Николая Шматкова, директора «Лесного эталона», о лесных пожарах. За прошедшие выходные пожар прошел еще несколько тысяч гектаров, запах гари и дым чувствуется не только в разных районах Москвы и Подмосковья, а уже и в Тверской области.

Публикуем расшифровку интервью.

- Текущую ситуацию связывают с летом 2010 года. Лето жаркое, осадков мало, но горит меньше. Стало ли лучше или, может быть, это субъективные ощущения?

Нет, это не субъективно. Площади торфяных и лесных пожаров, которые сейчас горят в Рязанской и Нижегородской областях, в разы меньше по сравнению с площадями, которые горели в 2010 году. Органы управления лесами, органы государственной власти сделали выводы после 2010 года и предприняла меры, чтобы не допустить повторения такой же по масштабам ситуации. И это до некоторой степени получается, несмотря на очень сухое жаркое лето в этом году.

Работает программа по обводнению торфянников в Московской области. Перестали при возникновении пожара долго выяснять, кто именно, какое ведомство, должно его тушить
Но полного «выздоровления» ещё не произошло: с той или иной степенью ситуация повторяется.

- А возможно ли полное «выздоровление»? Возможно ли сократить масштаб и количество пожаров, чтобы столица вообще их не чувствовала? Ещё пример. Калифорния в США – казалось бы, океан рядом, туши не хочу, а она горит постоянно. Европа: Италия, Испания, Греция – тоже часто случаются лесные пожары.

А я приведу пример двух других стран, где пожары лесные, тем более таких размеров, - это редкость. Эти страны: Финляндия и Беларусь. Вот, казалось бы, что общего между этими двумя странами? Чем они отличаются от России, Канады и других?

Разница в том, что на больших площадях и в Финляндии, и в Беларуси ведётся интенсивное лесное хозяйство. Там ведётся правильное, очень грамотное управление лесом: убирается бурелом, есть лесные дороги, по которым легко могут подъехать пожарные службы, лес прорежен, нет густых зарослей хвойных деревьев, которые как порох могут загореться от одной спички.

Я думаю, вокруг Москвы надо не симптомами заниматься (а активное тушение пожаров – это именно борьба с симптомами), а решать проблему более кардинально.

- Разве сейчас нет борьбы с причинами? Вот, обводнение торфяников, например.

Есть, но недостаточно. Лесное хозяйство в Московской области более-менее на хорошем уровне. В Рязанской, Владимирской, Нижегородской, Ленинградской областях ещё много что нужно сделать, чтобы вести лесное хозяйство не только для того, чтобы как можно больше ресурса – древесины – изымать, но, и чтобы оно было направлено на сохранение экосистемных функций лесов, социальных его функций, чтобы леса меньше горели.

- Мы [ведущие] давно работаем на РБК. И каждое лето, как загорелось, начинаются обсуждения с экспертами: и про неграмотное лесопользование, и про отсутствие системы и отсутствие системы лесничества как таковой, недофинансирование. А есть ли положительные изменения? Возможно ли московский опыт ретранслировать на регионы? Или бюджет надо ретранслировать?

Бюджет потихонечку уже “ретранслируется” вот как раз при решении таких чрезвычайных ситуаций. Если раньше Москва говорила, что пожары – это проблемы соседних регионов, то сейчас она предлагает  помощь и активно содействует в тушении.

Ещё необходимо, чтобы управление лесами базировалось на честной, открытой и достоверной информации. Если посмотреть на данные сайта Авиалесохраны, то несколько дней назад, когда пожар начал распространяться всё больше, на одной странице сайта с отчётами региональных органов управления лесами было указано, что горит 35 га леса (это не так много, сравните с Якутией – более 60 тыс.га), в то время как на другой странице – карте с пожарами – с отчетами на основе космического мониторинга – горели уже тысячи гектаров. И каждый день пожар набирал по площади тысячу-полторы гектаров.

И вот по какой информации должны приниматься решения? По объективным данным со спутниковых карт или по субъективным цифрам органов лесного управления? Конечно, должно быть по объективным.

И такой подход должен быть не только по пожарам, а и по лесовосстановлению, например. И тогда мы сразу узнаем, что у нас не миллионы гектаров восстанавливаются ежегодно хорошим лесом, а всего лишь десятки тысяч гектар в год.

Когда мы начнём основываться в управлении лесами на честной объективной информации – дело пойдёт на лад. 

- Вопрос от слушательницы: а что у нас с лесами в Московской области, может быть, их уже там нет? Вот мы лично леса видим, но что скажут специалисты?

В Московской области с лесами не всё так плохо. Лесовосстановление ведётся на приличном уровне, хотя местами ещё есть завалы древесины от пожаров 2010 года. Мы видим, что можно неплохо вести лесное хозяйство в границах Московской области, но дым-то идёт из-за границы. Дым административных границ не знает.

Посмотреть видеосюжет РБК можно по ссылке с 30:55.

Made on
Tilda